Оценка бизнеса, диагностика бизнеса, антикризисное управление




ГлавнаяСказка о финансах. Часть 2

Каталог

Сказка о финансах. Часть 2



Для справки:

"Что такое Евробонды Сбербанка?

Сбербанк выпускает ценные бумаги, практически, со дня своего основания, и всегда они обналичивались в оговоренный договором срок. На данный момент этот банк готов предложить своим клиентам новый вид финансового вложения – приобретение Евробондов.

Евробонд – это облигация, обеспеченная иностранной валютой, точнее $ (доллар) или € (евро). Доходность по этому виду ценных бумаг от Сбербанка может составлять до 12% ежегодно. Основные свойства Евробондов, как ценных бумаг:

  • наличие купона, подтверждающего право получения процентных начислений в оговоренные договором сроки,
  • плавающая или фиксированная ставка – это определяется несколькими внешними факторами,
  • возможность получения выплат в иной валюте – к примеру, в рублях.

Евробонды от Сбербанка – один из самых надежных видов вложения средств, и этой возможностью уже воспользовались крупные российские и международные компании, финансовые институты, фонды и страховые бренды."



Имелись у предпринимателя враги, приезжали в лавку иностранцы, наведывались приятели. Визитеры, прося денег, должны были доказать, что смогут их точно вернуть. Реальные доллары, хранящиеся под замком, не соответствовали общей сумме займов. Более того, процесс оставался надежным ровно до той поры, пока владельцы капитала забывали просить ценности назад. Да и общественное уважение должно было оставаться неизменно высоким. Чтобы точно знать суммы займа и возврата, Фабиан все цифры заносил в бухгалтерские книги. Ростовщичество оказалось для него весьма прибыльным делом.

Наряду с доходом, возрастало и общественное положение ростовщика. Скорость роста совпадала по тому, насколько крупные суммы находились в системе. Вчерашний ремесленник трансформировался в знатного человека, чьё мнение весило, как золотые слитки. Его считали финансовым богом, способным спасти или уничтожить.

Соратники Фабиана из соседних городов услышали о его хитрости, и захотели с ним встретиться. Согласившись поделиться опытом, делец прибыл на встречу с ювелирами, и объяснил им суть своей системы. Единственное условие гласило: сохранить информацию в секрете. В случае раскрытия тайны вся «пирамида» могла в одночасье рухнуть. Между ювелирных дел мастерами был заключен секретный договор о неразглашении, так возник союз ростовщиков.

Вернувшись в свои лавки, предприниматели приступили к ростовщичеству. Руководствовались они советами опытного товарища, и выдавали расписки, равноценные золотым монетам. Вскоре количество ценных бумаг стало объёмным, и уже их стали сдавать на хранение. Торговец, желающий оплатить труд или товар другого человека, обращался письменно к Фабиану. Тот переводил деньги с одного счёта на другой, просто делая соответствующие отметки в своих книгах. Возникшая схема действий стала невероятно популярной, и письма с просьбой о переводе получили название «чеки».

Но и на этом Фабиан не остановился! Ночью он созвал секретный ювелирный клуб, чтобы провести важное собрание. Наутро ростовщик встретился с представителями властей, и начал рассказывать им свою идею. Речь он начал с утверждения о том, как удобно стало пользоваться расписками. Отдельно он выделил участие самих правителей в схеме финансового оборота. Губернаторы подтвердили, что пользоваться бумажными расписками им удобно, но никто не понимал, к чему ведёт оратор.

И тогда Фабиан указал на неприятный аспект: фальшивомонетчики научились подделывать его расписки! Делец требовал пресечь преступную деятельность. Но руководители не знали, чем помочь в данной ситуации. Ювелир высказал свои соображения, диктуя выпускать принципиально новые денежные билеты. Изготавливать их надлежало на уникальной бумаге, сопровождая неповторимым рисунком, за подписью самого губернатора. Название звучало «банкноты», а все расходы по их печати сообщество ювелиров брало на себя. Ведь им требовалось сэкономить время при написании расписок.

Слушатели призадумались, и согласились исполнить свой прямой долг. Ведь они, как главы общества, обеспечивали безопасность денег. Мошенники должны были лишиться дохода, и система нуждалась в защите.

Очередным пунктом в своём списке предприниматель выделил издание законного текста. Тот гласил: «Гражданин, кто найдёт ценный металл, должен сдавать его властям, а не выплавлять личные доллары». Безусловно, нашедшему клад полагалась награда, обеспеченная существующими купюрами и золотниками. Данная мысль тоже воспринялась с благосклонностью, и печать красивых банкнот началась. На каждой бумажке отпечатывались специальные знаки, дополненные номиналом. Расходы оказались не очень большими, и ювелиры легко их оплатили.

Перевозить и использовать бумажные деньги всем понравилось, и их быстро ввели в оборот. Однако, их доля составляла всего 10%, а остальные платежи производились «чеками». Пришла пора для нового этапа.

Ранее клиенты платили ювелиру за хранение их ценностей, а сейчас Фабиан сам предлагал поощрять вкладчиков. Желая привлечь людей, он установил 3% от суммы каждому, оставившему в сейфе деньги. Пытаясь посчитать его личную выгоду, граждане пришли к выводу: в долг ростовщик давал под 5%, за вклад давал 3%, значит, его доход равнялся 2%. Не задавая лишних вопросов, горожане понесли финансы к мастеру, считая 3% достойной наградой.

Сберегательные вклады стали популярными, а сам Фабиан получил в пользование огромные капиталы. Теперь уж он не мелочился, и занимал клиентам сотни долларов, имея с каждых 100$ свой процент. Правда, от него требовалась высокая осторожностью, не допускающая превышения 9 к 1. То есть 1 из 10 клиентов приходил, требуя вернуть свои сбережения. Если бы кто-то не получил свою наличность, возникли бы подозрения, а ведь в сейфе не имелось всех указанных богатств!

Более того, за каждые 900$ банкир писал расписки, и позже требовал вернуть уже 945$. Получая долг с процентами обратно, 45$ гений оставлял себе. В этом ключе 3% за вклад все равно приносили прибыль. Ведь люди не понимали: с каждой сотни мастер получал не 2%, а 42% прибыли! И остальные его коллеги действовали по такой же схеме. Деньги делались из воздуха, и та сумма, положенная за печать банкнот, утонула в море доходов.

Процесс выпуска бумажных денег лежал на плечах правителей, а уже распространение доставалось ювелирам. Расход Фабиана равнялся крохотной сумме, выданной за выпуск банкнот. Но деньги и без того создавались «воздушными» кредитами, да ещё и накрученным процентом. Народ, тем временем, не догадывался, что ответственность за выпуск ассигнаций правители не несли. А заемными считали лишь деньги, которые кто-то положил на хранение. Обман вскрылся бы, приди все клиенты за своими вкладами в один день.

Если требовалось выдать заем сразу бумажными купюрами, и классическими золотниками, хитрец мгновенно шёл к властям. Объясняя необходимость получения новых банкнот различными выдумками (увеличение масштабов производства, бум демографии), он получал стопки ценных бумаг. При этом, за их выпуск он платил сущие крохи.

Долгое время никто не задавал дельцу неудобных вопросов, но вот нашёлся один любопытный гражданин. Придя к ростовщику, он спросил, откуда должны взяться добавочные 5%, если их не существует в природе?! Человек указал, что все жители производят нечто вещественное, будь то продукты или предметы. И только Фабиан делал деньги. Гражданин представил, что в мире осталось только двое предпринимателей, и они вдвоём обеспечивали все население.

Если попросить взаймы 100$, потратить 90$ на работу, останется 10$ прибыли. Это и будет зарплата производителей. Получается, народная покупательская способность составит 200$ (90$ + 10$ * на 2). Но для уплаты долга продукция должна принести 210$. Это реально, если один производитель получит 105$, то люди получат 95$, которые можно отдать второму дельцу. Более того, продаются не все изделия, ведь на их приобретения не заложены средства.

Второй торговец, получивший 95$, придёт платить 5%, а потом сразу занимать. Подобная система несправедлива! Чтобы все оплачивалось честно, ростовщик обязан печатать 105$: 100$ для заемщика, и 5$ на расходы.

Фабиан слушал молча, не перебивая посетителя. Когда тот замолчал, ювелир высказался. Первым делом он объяснил, что экономика является сложной наукой, и для её постижения требуются годы. Далее он попросил не переживать, и позволить ему заниматься своими делами. Чтобы не возникало проблем с выплатами, банкир рекомендовал клиенту упорнее трудиться, и иметь больше денег.

Каждый из мужчин остался при своём мнении, но клиент все же ушёл, чувствуя лукавство в озвученной речи. Несмотря на одного сомневающегося, масса населения продолжала верить Фабиану. Люди искренне считали его опытным экспертом, способным помочь в развитии страны. Все сошлись на мнении оставить финансы ювелиру, и не мешать.

Необходимость гасить проценты толкнула производителей на повышение цен.Граждане, получающие прежнюю зарплату, жаловались на снижение доходов.После роста цен они уже не могли много покупать, а коммерсанты не собирались поднимать зарплаты. Если бы начальники подняли оплату труда, они могли просто разориться. Фермеры не имели достойного поощрения, а женщины роптали на несправедливо дорогие продукты.

Недовольство граждан сформировалось в протесты, и вскоре появилось понятие «забастовка». О ней раньше не слышали, но быстро приняли в оборот. Часть людей скатилась в нищету, а близкие ничем не могли им помочь. Бедолаги могли думать лишь о деньгах и долгах, и совсем не обращали внимания на красоту земель и лесов. Финансов всегда не хватало, и это заставляло народ страдать. Все верили, что контроль над ситуацией находится в руках первых лиц государства.

Часть заемщиков решила действовать, и создать финансовые компании, соединив вместе свои капиталы. Так они получали 6%, выше тех, что у Фабиана. Но действовать они могли только в рамках реальных денег, а не создавая цифры на бумаге. Активная деятельность таких организаций была замечена ювелирным сообществом, и дельцы заволновались. Тогда ростовщики, и Фабиан в первую очередь, создали личные финансовые точки. По сути, они просто выкупили имеющиеся организации, не дав тем начать работать в полную силу. Так, в скором времени, все заемные конторы находились в руках ювелиров.

А экономика продолжала ухудшаться: работники злились на начальников, выплачивающих низкие зарплаты. Никто не сомневался, что себе шефы забирают почти всю прибыль. Производители же, наоборот, видели корень всех бед в ленивых и безответственных кадрах. Обвинения были резкими и взаимными, а власти не могли что-то изменить. Тем более, остро стояла проблема возросшей нищеты.

Ища выход из ситуации, власти ввели схемы льгот, и были изданы принудительные законы. Но люди, привыкшие помогать собратьям добровольно, пришли в ярость от принуждения участвовать в льготных программах. Законы назвали обычным воровством, только получившим законную силу. Чем отличаются действия принудительного отчуждения денег от классического грабежа?!

Народ ощущал собственную незащищенность, но сидеть в долговой яме никто не хотел. Поначалу льготы сыграли на улучшение положения, но потом проблема вернулась с новой остротой. Чтобы разобраться с большой горой долгов, требовались ещё деньги. Льготные схемы подорожали, но число министров тоже выросло.

Большая часть правителей имела совесть, поэтому защищала избирателей. Верхи не хотели клянчить у граждан финансы, пытаясь увеличивать сборы. В результате чиновники сами очутились в ювелирных лавках, прося дать им взаймы огромные деньги. Конечно, они не были уверены, что вернут когда-либо кредит.



Обыватели уже едва латали дыры в бюджете: за учёбу уплатить невозможно, врачам тоже нечего было предложить за услуги. А вот транспортники обнищали, обанкротились и закрылись. Власти взяли имеющиеся расходы на себя, а государственными служащими стали врачи, учителя и другие категории специалистов. Почти никого новый статус не устраивал, хотя оплата труда вполне соответствовала нормам. Люди стали винтиками огромной машины, и начисто утратили индивидуальность.

Инициатива стала не нужна, усилия не ценились вовсе. Доходы не возрастали в зависимости от упорства и стараний, а оставались фиксированными. Единственный способ повышения мог прийти через пенсию. А решить проблемы могла только смерть.

Не зная, как выйти из тупика, губернаторы обратились к мудрому Фабиану, которого считали гуру экономики. Выслушав жалобы и нужды правителей, искушенный банкир сделал вывод: нужно взять роскошь богатых, и передать её бедным. Ювелир призывал сделать всех людей равномерно счастливыми, и помочь им решить проблемы извне. Ведь сам народ не мог справиться с нищетой, а у элиты осела мощная денежная база.


Часть 3

Другие статьи раздела


НОВАЯ СТАТЬЯ

2018-01-19

О новых веяниях в разработке стратегий развития бизнеса

В последние два десятилетия значимость теории игр возросла, причем в различных сферах экономических наук. Она используется в экономике при аналитике рынков, систем контроля и управления, а также при решении многих общехозяйственных вопросов. Именно теория игр создает возможность оказаться на шаг впереди своих партнеров по бизнесу или конкурентов.  Читать..

Все статьи >>