Оценка бизнеса, диагностика бизнеса, антикризисное управление




ГлавнаяСказка о финансах. Часть 3

Каталог

Сказка о финансах. Часть 3



Призывая уравнять всех граждан, мастер нашёл выход в излишках, накопленных у богачей. Он предложил учредить налоговую систему, диктующую платить больше с увеличенных доходов. Исчисляться вычеты надлежало в зависимости от шансов рассчитаться, а полученные средства – делить по надобностям. Лечебницам и гимназиям надлежало стать бесплатными, ради бедняков, не имеющих золота на вознаграждение услуг.

Жаркая речь ростовщика была заполнена идеями о фундаментальных вещах, он проповедовал о равенстве и благоденствии. В финале он напомнил о том, что ему самому задолжали все, долг платежом красен. Но для властей он сделал исключение, разрешив возвращать одни накрутки. Основной долг им разрешалось не гасить, а вот проценты требовалось возвращать вовремя.

Окончившееся собрание министры покидали в твёрдой решимости ввести налог на роскошь. Человек, имеющий большие доходы, должен был платить высокий процент по налогам. Если богач отказывался, его отправляли в тюрьму, поэтому никто не рисковал свободой.


Столкнувшись с высокими налогами, производители снова увеличили стоимость товаров. Работники вновь потребовали поднять зарплаты, и людей стало выгоднее заменять машинами. Люди лишились работы, возросла безработица. Пришлось властям расширять льготные программы, а пособий начали платить её больше.

В отраслях промышленности ввели тарифы, а также придумали защитные инструменты для поддержания занятости. Скоро стало непонятно: предприятия созданы для производства товаров или в качестве рабочих мест?

Проведенные мероприятия не принесли стабильности, все стало в разы хуже. Государство попыталось все контролировать: стоимость продуктов, заработные платы и прочие показатели. Сбор на торговлю призван был обеспечить приток капиталов в казну. Возникли многочисленные поборы и штрафы. Вскоре обычная хлебная булка с момента жатвы зерна до попадания к едокам обретала свыше 50 накруток.

В народном кругу нашлись «эксперты», прошедшие во власть. Но даже их присутствие на совещаниях не принесло положительных результатов, и никаких конкретных решений не возникало. Единственное, что предлагали чиновники – пересмотреть налоговую систему. И всегда сумма сборов возрастала в разы.

Фабиан, уставший ждать свои деньги, начал требовать своевременных выплат. Налоги, собранные с населения, пришлось отдать ему в целях погашения процентов. Видя, что они платят за государственные долги, люди решили создать разные политические партии, способные представлять их интересы. Органы совещательного типа только обсуждали возможных политиков, и проблемы никто не устранял.

Вскоре в стране почти не осталось государственных богатств – они перешли в собственность ювелирного сообщества, осели в сейфе самого Фабиана. Получая имущество в рамках долговых обязательств, ростовщики могли контролировать и население. Но захват власти ещё не произошёл полностью, оставались неохваченные сектора. Гуру экономики чувствовал некую неудовлетворенность, ведь ещё не все граждане попали в его кабалу.

Находились в народной толпе смельчаки, пытающиеся воевать с несправедливой системой. Но с ними расправлялись очень быстро: на одних оказывали давление, других подвергали прилюдному осмеянию. Для показа нужного материала, выгодного только им, ювелиры во главе с Фабианом выкупили газеты, журналы, радио и телевидение. Работать на купленных площадках могли лишь те, кого одобрили ростовщики. Большая часть избранных искренне хотели изменить ситуацию в лучшую сторону, но их нагло использовали. Никогда им не позволяли заострять внимание на актуальных проблемах, разрешая говорить только о сторонних вопросах.

Все периодические издания разделились на две части: «левое» выходило для рабочих, а «правое» печаталось для коммерсантови чиновников. Стали неважны народные интересы, не заострялись на том, какой группе принадлежали граждане. Всем не позволялось размышлять на злобу дня, судить о ситуации в стране.

Хитроумный план действий знатного ювелира близился к финалу, поскольку государство погрязло в его займах. Он полностью контролировал СМИ, сферу образования, а, значит, мог влиять на народные умы. Всем приходилось верить в его догмы, прислушиваться к его мнению, думать о его материях. Вещательные органы чётко определяли, о чем народу размышлять, на какие темы спорить.

Человек, имеющий богатство, а не просто средства к существованию, мог думать лишь о возможности получить власть. Иных вызовов для него не существовало. Ментальность властной элиты диктовала стремиться в высокие кабинеты, чтобы оттуда влиять на простой люд. Для работы в СМИ отбирались идеалисты, однако, реальный контроль взяли на себя люди с амбициями правителей.

Почти все ювелиры выбрали подобный путь, им уже не хотелось денег, они жаждали власти. Познав изобилие и роскошь, дельцы включились в увлекательную игру под названием «контроль масс». В поисках новых ощущений, нуждаясь в острых вызовах, ростовщики стали соревноваться в своих амбициях.

Владельцы долговых расписок поставили себя над обществом, считая правление личной привилегией. Низы, по их мнению, не могли самостоятельно понять, что им нужно. И лишь элита должна была обеспечить людям направление. Как тупое стадо, народ нуждался в строгом пастухе, и каждый из ювелиров был готов взять в руки «кнут».

Фабиан с компанией основали огромное количество ссудных лавок и ломбардов, где граждане получали деньги взамен имущества. По характеру владения эти организации являлись частной собственностью, владельцы наживались за счёт сограждан. Для вида между ломбардами установили конкуренцию, но в реальности все дельцы служили одному сообществу. Повлияв на решение правительства, Фабиан учредил Государственный Резервный Фонд. Даже денег не потребовалось тратить, средства нашлись за счёт народных вкладов.

Резерв был призван регулировать денежные источники, считаясь муниципальным органом. Вот только в Совет Директоров не пригласили ни одного чиновника, все места заняли ставленники ювелиров.

Правительство больше не брало взаймы в сейфе ростовщика, ведь он создал систему бонов. Она была связана с Резервом напрямую, и обеспечением залога выступали налоги. Сумма, которую ожидали собрать в грядущем году, являлась гарантией возврата долга. А Фабиану того только и требовалось: отвести подозрения от своей персоны, и все ниточки привязать к государственному аппарату. Естественно, закулисные и алчные игры он вел лично, умело прикрываясь законами.

Хитрец оказывал воздействие на министров, и те вынуждены были послушно выполнять его распоряжения. Делец нередко заявлял, что ему должны дать контроль за казной, чтобы его не волновали личности законодателей. Его не волновало, какая партия находилась «у руля», ведь кровь народа, то есть деньги, контролировал он один.

Органы официальной власти обзавелись финансами, но неизменным оставался процент, накладываемый на каждый заем. Льготные программы росли, возрастали пособия по безработице. Ситуация неукоснительно двигалась к бездне, на дне которой правительство уже не справлялось с выплатой процентов. Что и говорить, рассчитаться когда-нибудь с основным долгом было просто нереально.

У многих заемщиков возникали сомнения в правильности придуманной денежной системы. Они видели деньги инструментом помощи, и уж точно не хозяином общества. По мнению редких вольнодумцев, золото и банкноты должны были служить народу, а не наоборот. Неравнодушных граждан оставалось все меньше, а редкие смельчаки уже не могли докричаться до глухой толпы. Массы бездумно искали деньги, чтобы отдать гигантские проценты, и никто уже не задавал лишних вопросов.

Уходили на покой прежние лидеры, воцарялись в палате новые партии, и только денежная система оставалась неизменной. Фабиан уверенно шёл к конечной цели, не обращая внимания на смену режимов. Население и его нужды ничего не значило для гениального стратега, хотя уплата налогов происходила уже на пределе людских возможностей. Приближался хороший момент, пригодный для нанесения финального ювелирного удара.

Объём реальных денег и золота сократился до 10%, и ситуация требовала экстренных мер. Иначе народ мог заподозрить Фабиана в мошенничестве, и его обман раскрылся бы. Пока у людей была возможность пользоваться наличностью, им казалось, что жизнь находится под их контролем.


Часть 4

Часть 1

Часть 2

Другие статьи раздела


НОВАЯ СТАТЬЯ

2018-01-19

О новых веяниях в разработке стратегий развития бизнеса

В последние два десятилетия значимость теории игр возросла, причем в различных сферах экономических наук. Она используется в экономике при аналитике рынков, систем контроля и управления, а также при решении многих общехозяйственных вопросов. Именно теория игр создает возможность оказаться на шаг впереди своих партнеров по бизнесу или конкурентов.  Читать..

Все статьи >>